Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Опубликовано

Президент фирмы Microsoft Билл Гейтс о новых компьютерных технологиях
Президент фирмы Microsoft Билл Гейтс о новых компьютерных технологиях

Президент Microsoft Билл Гейтс, находившийся во Франции по случаю открытия в Париже постоянной ярмарки технологий в области информатики и коммуникации "Инфомарт", дал интервью корреспондентам французского ежемесячника Science et Vie Micro (№ 66, ноябрь 1989). Ниже приводятся выдержки из этого интервью, напечатанные в 6 номере журнала "КомпьютерПресс" за 1990 год.

ВОПРОС: Девизом Microsoft остается "компьютер на каждом рабочем столе, в каждом доме". Вы все еще верите в семейный компьютер?

ОТВЕТ: Сегодня уже ясно, что мы в основном нацелены на рабочие кабинеты. Конечно, существует определенный рынок для использования персональных компьютеров дома, в частности в той области, которая касается индивидуального производства: например, обработка текстов или ведение каких-либо расчетов. Но эта область может затрагивать, в лучшем случае, лишь четвертую часть всех потенциальных пользователей. Чтобы заинтересовать более широкую публику, нужен абсолютно отличный продукт, продукт, пока еще не существующий, но который появится в результате наших совместных с компанией IBM разработок в области многосредных компьютеров. Это не произойдет сразу же. Если взять сегодняшний ПК, добавить к нему устройство считывания с оптических дисков, возможности для воспроизведения аудио- и видеоинформации, то мы получим слишком дорогое устройство, как минимум тысячи за три долларов. Понадобится несколько лет, прежде чем мы подойдем к вопросу о выпуске на рынок такой машины. Нужно, чтобы снизились цены, и чтобы было много доступных программ. Только тогда мы сможем вновь заговорить о семейном компьютере.

ВОПРОС: Не являлось ли именно это несколько лет назад целью стандарта MSX, с разработкой которого вы были непосредственно связаны?

ОТВЕТ: Мы никогда не мечтали о компьютере MSX в каждом доме. Это просто была небольшая симпатичная машина с процессором Z80 и хорошими графическими возможностями. С MSX мы провернули неплохое дело: концепция этого компьютера обошлась не слишком дорого, а их все-таки было продано в Японии около двух миллионов. Фирмы Philips и Sony попытались распространить этот стандарт в Европе, но без особого успеха. В общей сложности было продано несколько сот тысяч компьютеров. В Японии, а также в некоторых других странах, в частности в Латинской Америке, MSX продолжают покупать. Это феномен, схожий с Apple II. В действительности, у нас никогда не занимались исключительно MSX больше двух человек. Основным распространителем стандарта была фирма ASCII, наш представитель в Японии, с которой мы потом разошлись.

ВОПРОС: Однако в то время Philips и Sony не колеблясь говорили о многосредных компьютерах...

ОТВЕТ: Нет... Это был лишь 8-битовый компьютер... Никто никогда не говорил, что это база для многосредной системы, или что к нему добавят оптический диск. У него были хорошие графические и звуковые возможности, но мы никогда не думали о том, чтобы сделать из него первый кирпич того, о чем мы говорим сегодня. Многосредный компьютер завтрашнего дня, это процессор 80386 и много мегабайтов оперативной памяти. И даже этого еще недостаточно для того, чтобы сделать его привлекательным для широкой публики, в частности, из-за цены. Именно поэтому речь идет о долгосрочном проекте. Мы создали наш девиз в 1974 году, но мы проявили большое терпение в том, что касается его претворения в жизнь.

ВОПРОС: А каковы будут ключевые технологии, которые определят основные очертания этого компьютера, рассчитанного на широкую публику, скажем, в ближайшие пять лет?

ОТВЕТ: Между профессиональными и рассчитанными на широкую публику компьютерами нет непреодолимой границы. Если взглянуть на то, что люди хотят делать с их помощью, то отдаешь себе отчет, что оба этих направления все больше сливаются. Ключевые технологии уже существуют, они просто еще не были правильно интегрированы. И в особенности они остаются слишком дорогими: оптические диски, многосредные системы, видео, применение устройств обработки цифрового сигнала (DSP). Вот это и есть ключевые технологии. Все это существует. Но труднее всего создать программы, которые позволят интегрировать все эти возможности - например, многосредные версии Windows и OS/2. На самом деле, главная ключевая технология, это микропроцессор Intel и дешевая оперативная память.

ВОПРОС: Кстати, что вы думаете о Next, компьютере Стива Джобса? Год назад, во время его выхода на рынок, вы были настроены очень скептично, и Microsoft была единственной крупной фирмой, утверждавшей, что она этим не интересуется. Сегодня, когда Next тем не менее продается в США и Японии, не изменилась ли ваша точка зрения?

ОТВЕТ: В прошлом году Стив Джобс заявил мне, что продал уже 100 тысяч машин. На самом деле, он поставил лишь несколько тысяч. Им понадобилось гораздо больше времени для того, чтобы окончательно довести систему. Моя точка зрения остается прежней: это очень интересная машина, с несколькими хорошими идеями, но я считаю, что можно достигнуть тех же результатов, оставаясь в рамках совместимости с IBM и не отбрасывая многие существующие сегодня программы. Устройство чтения оптических дисков - хорошая вещь, но мы можем подключить его и к PC. Если становится важен процессор сигнала, мы подключим его к PC. Сотни людей, в том числе представители фирм DEC, Hewlett-Packard, Texas Instruments уже показывали мне свои не IВМ-совместимые компьютеры, и у многих из них были очень хорошие идеи. Но вкладывать деньги в новый стандарт, восстанавливать библиотеку последовательных версий программ, думать о средствах связи этого с уже существующими стандартами - все это может быть оправдано лишь в том случае, если новый компьютер может делать то, чего не могут другие. А в случае с Next я не вижу ничего, что бы делало из него нечто уникальное в своей области. Но я остаюсь объективным, я часто имею возможность поспорить со Стивом Джобсом, мы обмениваемся взглядами. Через год после выхода Macintosh на рынок было продано 100 тысяч машин. Если Next добьется таких же показателей, это будет хорошим началом. Но что касается нас, мы не можем распылять наши усилия. Все наше внимание занимают Windows, Presentation Manager и Macintosh.

ВОПРОС: Научились ли вы, однако, чему-нибудь у Nехt?

ОТВЕТ: И да, и нет... Это трудно объяснить, но я видел столько машин... Для широкой публики Next имеет свои особенности. Для меня, единственная вещь, котбрая делает ее отличной, это то, что это компьютер Стива Джобса. Но когда вы покупаете компьютер, он сам там внутри не сидит! Так что, это всего лишь компьютер с клавиатурой. С экраном, с графическим интерфейсом. В общем, ничего нового.

ВОПРОС: Но сила Next в его программном обеспечении, в стиле программировать, не правда ли?

ОТВЕТ: Я хорошо знаю парня, который руководит созданием программного обеспечения Next, Бада Триббла. Это очень стоящий человек, который занимался разработкой Macintosh. В Nextstep, среде Next, есть хорошие идеи, но это не оригинальные идеи. Все они позаимствованы: в значительной степени, и как это часто бывает, у фирмы Xerox. Однако мы, и возможно еще сотня других фирм, работаем над продуктами, опирающимися на те же идеи, и они ведут гораздо дальше, чем у Next.

ВОПРОС: Next подводит нас к проблеме операционной системы Unix. Как вы оцениваете сегодня эволюцию этого рынка между Xenix вашей фирмы и Santa Cruz Operations, работы Open Software Foundation, Unix International, пытающихся выработать открытый стандарт?

ОТВЕТ: Рынка Unix как такового не существует. Говорить о таком рынке - значит лишь усиливать неразбериху. Только люди, работающие в этой отрасли индустрии, могут оперировать такими понятиями. Пользователи же хотят просто купить программное обеспечение и загрузить его в компьютер. Что же касается Unix, о каких инструкциях можно говорить, о каком ядре операционной системы, о каком графическом окружении, о каком интерфейсе пользователя? Существует больше версий Unix, чем других операционных систем, вместе взятых. Тот факт, что компьютер "Х" использует Unix, и компьютер "Y" использует Unix, не имеет абсолютно никакого значения: это не помогает определить общие для "Х" и "Y" приложения, точно так же, как не помогает понять функционирование компьютера "Z", также использующего Unix.

ВОПРОС: Падение цен на рабочие станции, функционирующие в операционной системе Unix, приводит к их конкуренции с высококачественными ПК. К тому же они становятся все более простыми в обращении. Не считаете ли вы, что все больше людей начинают колебаться между рабочей станцией, использующей Unix, и машиной, работающей в MS-DOS или OS/2?

ОТВЕТ: Это все та же проблема. Есть компьютеры, которые называются Sun, или Apollo, или DEC. У каждого есть оригинальная клавиатура, графический интерфейс пользователя, свои пакеты, которые не функционируют на других компьютерах, работающих в Unix. Когда у IBM PC не было ни графики, ни 32-битовой архитектуры, ни мультизадачного режима, ни сложных приложений, их продавалось в тысячу раз больше, чем других машин. А что изменилось сегодня? У ПК есть мультизадачный режим, есть графика, 32-битовый процессор. 486-й процессор мощнее любой рабочей станции Sun. Изменился только ПК, другие чем были, тем и остались. А люди говорят, что теперь появилась проблема выбора. Со своей стороны, я никакой дилеммы здесь не вижу. Я вижу лишь, что нужно перенести приложения, работающие у этих машин, на те, которые используют OS/2.

ВОПРОС: Кстати, раз уж речь зашла об OS/2, вы недавно объявили о выпуске новой версии программы расчета электронных таблиц Excel для этого окружения. Каковы, по-вашему, следующие этапы, призванные обеспечить успех этого начинания?

ОТВЕТ: Самое важное - это то, как приложения будут функционировать все вместе. Процесс коммуникации между пакетами, который обеспечит настоящую совместную работу, даст нам гибкость, которой не было до настоящего времени, а также позволит сделать более простым программное обеспечение. Я считаю, что первыми крупными пользователями OS/2 будут люди, связанные с крупными системами, разработчики, профессионалы информатики и компьютеризированного издательского дела. На первых порах именно эти рынки будут развиваться быстрее всего. Но когда люди поймут, как функционирует OS/2, вырастет количество менее специализированных приложений. Когда IBM сегодня поставляет свои PS/2 со стандартными 4 Мбайтами оперативной памяти, все, что нам остается доказать, это то, что OS/2 как операционная система лучше, чем MS-DOS, а как графическая оконная среда, лучше, чем Windows. Есть еще несколько моментов, которые нам мешают сказать это сегодня. Но когда выйдет 32-битовая версия OS/2, а именно версия 2.0, которую мы выпустим в течение 1990 года, мы сможем безо всяких колебаний заявить, что она является лучшей операционной средой, чем MS-DOS, и лучшим графическим окружением, чем Windows.

ВОПРОС: А внутри Microsoft, какие существуют связи между командами разработчиков систем Windows и OS/2?

ОТВЕТ: Поскольку интерфейс пользователя идентичен, все модификации, вносимые в один продукт, должны быть внесены и в другой. Некоторые вещи, напротив, разрабатываются отдельно, например, система управления файлами. OS/2 поддерживает старую систему, но включает и новую, более быструю, позволяющую использовать заголовки длинных файлов, которую Windows не поддерживает. Но поскольку OS/2 должна быть способна использовать приложения Windows, обе группы должны постоянно общаться. OS/2 должна постоянно быть в курсе всего, что происходит с MS-DOS и Windows. Если у кого-то есть компьютер с 386-м процессором и 1 Мбайтом памяти, нам легко убедить его, что ему нужна OS/2. Если сравнить цену OS/2 и цену MS-DOS вместе с Windows, то выяснится, что разница невелика. Первой причиной, мешающей людям перейти барьер, является отсутствие приложений, использующих все возможности OS/2. Но мы меняем это положение. Вторая причина - это цена памяти. Но и это меняется в благоприятном направлении.

ВОПРОС: Какой тип подхода к программированию будет развиваться в будущем? Подход больших команд, как в Microsoft, или подход маленьких групп?

ОТВЕТ: Я совершенно не согласен с тем, что мы используем большие команды. Как, по-вашему, был написан Бейсик? Знаете ли вы, сколько человек сейчас работает над Excel? В общей сложности пятнадцать, для версий Macintosh, Windows и Presentation Manager. Проблема в том, что если у вас только один человек, то для выпуска новой версии потребуется слишком много времени. Мы этого не можем себе позволить, и нам этого не позволяют наши пользователи. Но мы работаем небольшими командами. Единственный продукт, над которым работают больше пятнадцати человек, это OS/2. Сегодня наша команда исследователей и разработчиков не превышает команды других фирм в области информатики. Наши продукты были созданы небольшими командами, и именно поэтому они и являются тем, чем являются. Возьмите Excel. Только три-четыре человека выдвинули основные идеи, и я считаю, что так и должно быть. Только один человек, Джефф Блюменталь, написал первый код и убедился в том, что все это держится. Потом Джефф Харбур, я сам и еще несколько человек довели продукт до его окончательного вида. Не существует программного обеспечения, созданного одним человеком. В области информатики мы стараемся еще и учиться у других. Именно наблюдая за тем, как работают другие, делаешь хорошую работу. Поэтому мы проводим много времени в университетах, смотрим, что там происходит, обмениваемся идеями. Никто еще не нашел способа добиться хорошей производительности от больших групп разработчиков. Если вы подсчитаете количество программистов, работающих над электронными таблицами в фирме Lotus, то возможно зададите себе вопрос, почемy мы выпускаем раньше них программу расчета электронных таблиц для Presentation Manager. Я считаю, что именно в этом заключается значительная часть проблемы этой фирмы: слишком много программистов работает над одним проектом. У нас работает много людей без диплома - как и я сам - которые просто хотят создавать хорошие программы. И большинство наших сотрудников любит свою рабочую обстановку, с постоянным обменом идеями, кипением мысли. Мы все любим посмотреть на код, написанный другим, и сказать, что, сможем сделать лучше. Когда мы только начинали, я заключил пари, что никто не сможет сделать более компактным мой Бейсик. Люди взялись за это, и они добились своего! Так мы приняли на работу семнадцатилетнего паренька, который разобрал мой Бейсик для Apple II и нашел средство улучшить его.

ВОПРОС: Вы обычно говорите, что, язык Бейсик переживет все другие языки программирования. Можно ли посоветовать начинающему программисту изучать пакет Quick Basic?

ОТВЕТ: Если человек хочет стать великим программистом, то язык имеет второстепенное значение. Их можно выучить сколько угодно. Трудно выучить только первый, и в особенности если речь идет о машинном языке. Но нужно отметить вот что: язык изучают, не читая учебник, а занимаясь написанием крупной программы. Для человека, хорошо знающего Си, перейти к Паскалю не составит большого труда. В идеале, нужно учить противоположные языки - Си и язык ассемблера, например. Сила Бейсика в том, что обучение ему происходит безболезненно. К тому же, он постоянно развивается, и чувствуешь себя не ограниченным в том, что бы добавлять новые функции. Есть еще много удивительных вещей, которые мы сделаем с Бейсиком. Они намного превзойдут все то, что нам известно сегодня.

ВОПРОС: Есть ли программы, при виде которых вы испытываете чувство зависти?

ОТВЕТ: Программы? Да нет, наверное... Некоторые приложения, да, особенно те, которые используются очень мощными и дорогими компьютерами. Если вы хотите увидеть микрокомпьютер завтрашнего дня, нужно смотреть именно в эту сторону: Piхаг, Silicon Graphics, Evans и Sutherland. Когда я "играю" на этих машинах, тогда, действительно, я испытываю зависть. Мне, чтобы добиться таких же результатов, потребуется как минимум 686-й процессор. Но по скольку нужно гораздо больше времени для того, что бы написать программу, чем для создания процессора, мне необходимо уже сегодня думать о приобретении необходимых технологий. Что же касается микрокомпьютеров, то сказать, что какая-то программа заставляет меня испытывать чувство зависти, было бы слишком сильным выражением. Есть много хороших пакетов, у нас хорошие конкуренты, эта отрасль одна из самых насыщенных конкурентами. По крайней мере раз в месяц я говорю себе: "Вот отличная идея, мы должны бы были об этом подумать раньше". Но к счастью, в этой области существует очень сильная корреляция между хорошими продуктами и продуктами, имеющими успех.

ВОПРОС: Когда вы видите трудности, с которыми сталкиваются некоторые из ваших старых конкурентов, таких как Ashton-Tate или MicroPro, какие чувства вы испытываете? Думаете ли вы о том, что однажды судьба сможет повернуться спиной и к вам?

ОТВЕТ: В такие моменты мне становится грустно... История микроинформатики полна исчезнувшими фирмами. Одно время, Micripro была более крупной фирмой, чем наша, и она была представлена в Европе еще до нас. Была также хорошая фирма Visicorp. Они допустили ошибки и исчезли. Но в этой индустрии нельзя быть настроенным слишком ностальгично, потому что так много людей приходят и уходят. Только историки теперь помнят названия моих первых тринадцати клиентов: IMSAI, Process Technology... 14-е, 15-е и 16-е места занимали Apple, Commodore и Tandy. Они по-прежнему здесь. А что изменилось в Microsoft? Я думаю, что мы делаем лучшую работу, но я не думаю, что мы так уж отличаемся от других, чтобы не бояться подобных проблем. Меня они беспокоят... но я стараюсь не думать об этом слишком много.

Категория: Опубликовано | Добавил: Webcrawler (29.08.2010)
Просмотров: 1886 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]